Трехкратный чемпион мира — о своей нынешней деятельности и ожиданиях от олимпийского сезона

— Известно, что вы — руководитель спортивных проектов концерна «Калашников», который тесно сотрудничает с Союзом биатлонистов России (СБР), но не совсем понятно, что это значит. Объясните.

— Мы помогаем сборной тем, что поставляем детали для оружия. В прошлом году передали четыре винтовки, которые по итогам наших испытаний были признаны лучшими по кучности. Причем тесты проходили в специальной холодильной камере при температуре «минус» 20. Есть у нас сервис-группа, которая ездит на этапы Кубка России. В общем, стараемся сделать все, чтобы отношения между биатлоном и концерном стали как можно более простыми и доступными.

— А вы как раз связующее звено?

— Да. После того, как в прошлом году было объявлено о моем назначении, многие из мира биатлона стали звонить, интересоваться.

— Эти четыре винтовки, о которых вы говорили, ушли конкретным людям?

— На данный момент они используются как резервные.

НАШИ ВИНТОВКИ В ЧЕТЫРЕ РАЗА ДЕШЕВЛЕ НЕМЕЦКИХ

— Правильно понимаю, что лучшие винтовки — немецкие?

— У многих сформировалось такое мнение, но оно не совсем верное.

— Просто почти у всех спортсменов оружие производства именно этой страны.

— Это связано с тем, что представителям других стран добраться до того же Ижевска очень сложно. И наладить коммуникацию даже для того, чтобы покупать какие-то детали, весьма проблематично. Основной немецкий завод находится в районе Мюнхена. Это практически географический центр биатлона и логистически сотрудничать с ним куда проще. Плюс ко всему у нас достаточно суровые законы по части оружия, особенно это касается бюрократии. Все дело в этих двух барьерах.

— Можно сделать акцент на том, чтобы в ближайшие годы именно у российской сборной большинство винтовок было ижевскими.

— Вот над этим мы и работаем. Другое дело, что перед командой сейчас стоит задача выиграть золотую медаль в Пхенчхане-2018. И заставлять спортсменов сейчас переходить на другое оружие или марку лыж не имеет никакого смысла. В олимпийский сезон не до экспериментов. А вот с резервом и юниорами надо работать уже сейчас. Для нас главное, чтобы им было комфортно с нашим оружием.

— Немецкие и российские винтовки сильно отличаются по цене?

— Наши в разы дешевле, хотя в качестве не уступают.

— Сколько стоит немецкая винтовка?

— Доходит до полумиллиона рублей. Самая дорогая наша — 120 тысяч.

ЕСЛИ ЗВЕЗДЫ СОЙДУТСЯ, РОССИЯ СМОЖЕТ ВЫИГРАТЬ В КОРЕЕ ПЯТЬ МЕДАЛЕЙ

— Вы уже упомянули про золотую медаль в Пхенчхане, но по плану СБР россияне должны завоевать в Корее сразу пять призовых мест, включая два первых. По-вашему, это завышенная планка?

— Два золота — это, наверное, мужская эстафета и одна личная победа. Плюс призовые места в женской эстафете, смешанной и еще одна от мужской команды. Это мои личные рассуждения. Вообще, если звезды сойдутся — это возможно.

— Прошлый сезон вам запомнился спортивными результатами или все-таки бесконечными скандалами?

— У меня гораздо сильнее отложилась долгожданная победная эстафета на чемпионате мира. Скандалы вокруг спорта очень надоели. Допинг, нервотрепка с допуском перед Рио, доклад Макларена… Когда что-то громкое вспыхивает один раз — это сенсация. А когда превращается в систему, начинает напрягать. И я уже даже не пытаюсь в это все вникать, пытаться разобраться где правда, где слухи, а где домыслы.

— Наверное, рады сейчас, что завершили карьеру до всех этих темных дел?

— Я так вопрос не ставлю. Все-таки 27 лет занимался спортом, жил этим миром. После этого не воспринимать происходящее лично невозможно. Очень переживаю за ребят, среди которых немало моих друзей.

— Сейчас болеете в первую очередь за тех, с кем сами выступали? Причем, наверное, не только за наших, но и, например, за Оле Эйнара Бьорндалена?

— Мне кажется, за Бьорндалена переживают все (смеется). Несмотря на свой возраст, он по-прежнему конкурентоспособен и с каждого чемпионата мира уезжает с медалью. Фантастика! Хотя куда сильнее я болею за Антона Шипулина и Алексея Волкова, с которыми мы были вместе в сборной, кажется, с 2008 года.

— Волков после победной эстафеты на чемпионате мира сказал, что он — талисман. Так и есть?

— Давайте дождемся Олимпийских игр в Корее.

— Другая ваша хорошая знакомая Светлана Слепцова в олимпийскую команду отберется?

— Очень на это надеюсь. Она сейчас самая старшая в команде и я прекрасно понимаю, что она чувствует. Сам был в такой же ситуации и также стремился пробиться в основу. Функционально Света очень сильна. По этой части, уверен, она вообще лучшая в сборной. Вопрос в другом.

— В чем?

— Когда она была моложе, то горы сворачивала. И мозг привык к этому. Сейчас она хочет делать то же самое — и это желание приводит к определенным ошибкам, которые как раз и не дают закрепиться и показать достойный результат. Я сам наступал на эти грабли. Надеюсь, Свете, в отличие от меня, все-таки удастся их обойти.

Фото Евгений ТУМАШОВ, СБР

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ