Дорогие друзья!

Читатели просят меня прокомментировать противоречивой интервью Валерия Медведцева в «Спорт-Экспрессе». Я специально не стал это делать сразу, чтобы поговорить с тренерами и изучить ситуацию.

В принципе, от Валеры другого ожидать было сложно. Я давно знаю его не очень порядочную натуру. В книге «Воспоминания и откровения» я хочу некоторые моменты, связанные с Валерой описать более подробно. У Медведцева, как и у Гербулова, были прекрасные условия работы в «Академии биатлона» Красноярска. Я много раз там бывал, беседовал с коллективом. Люди, которые работали с ним плечом к плечу остались не очень довольны.

Он привёл в пример слова своего личного тренера Михаила Ткаченко, который сказал ему: «Никогда не тренируй так, как тренировался сам». Но он судя по всему научился у Ткаченко другому. В своё время я пригласил его поработать в Мордовии , где созданы все условия. У него была хорошая зарплата, большая двухкомнатная квартира, которую он оформил на сына, хотя мне пообещал переехать туда и работать. Там новый компекс, прекрасный президент федерации Анатолий Нестерович Кузьмичёв, однако Миша не задержался там и ушёл работать со сборной командой, потому что это намного легче. Сын квартиру очень хорошо продал, а они даже не попрощались.

Сквозь все эти обиды, жалобы видна вся натура Валеры, который старается сделать так, чтобы очернить всех и ни за что не отвечать самому. Я его знаю с юношей. Валера, к чему эти обиды и заявления, что я никогда больше не буду работать в биатлоне? Разве это по-мужски? Возьми себя в руки и попытайся чего-нибудь добиться, как тренер. Для тебя все плохи. Я на своей шкуре испытал гораздо больше. Если бы не твоя «забота» о своей супруге, великой спортсменке, она бы не потеряла два года, личную медаль, выиграла бы золото и на третьей Олимпиаде. Ты это прекрасно понимаешь.

Во-вторых, большая часть сказанного в интервью ложь и преувеличение. Во-первых, изначально когда Медведцева приглашали работать тренером сборной было условие, что команда будет разделена на две группы. При этом его никто не ограничивал с выбором состава своей группы. Он сам принимал в этом участие. В ходе сезона у него всегда была возможность обсудить свою программу подготовки с коллегами по тренерскому штабу, с президентом СБР. Я был готов высказать своё мнение, поделиться опытом. Он принимал сам решения по тому как вести по сезону Кайшеву и Виролайнен. У него была возможность приехать на сбор в Риднаун и участвовать в подводке к чемпионату мира Слепцовой и Виролайнен.

Но вместо того, чтобы активно участвовать в работе тренерского штаба, он пытался самоустраниться, а отчитываясь на тренерском совете, имел бледный вид и путался в аргументации. Я общался с другими наставниками сборной и могу сказать, что Касперовичу и Норицыну, которые всегда тактично высказывались о коллегах, было неприятно читать эти слова. Они были удивлены и оскорблены таким отношением товарища, хотя для меня это новостью не стало. Валере предлагали освободить Слепцову от гонки преследования на чемпионате Европы, дать ей отдохнуть и восстановиться к чемпионату мира, но он этого не сделала. В результате спортсменка растеряла форму и концовку сезона добегала уже по инерции.

Я готов бросить вызов Медведцеву и Гербулову и предложить конкурс, кто лучше проведёт мастер-класс по стрельбе. Из-за таких тренеров у нас и не было дружного коллектива в сборной в прошедшем сезоне. Мне кажется, я порой напрасно в этом сезоне винил Касперовича как главного тренера. Конечно, в произошедшем есть и его вина, он же руководитель, но главной причиной стал тот факт, что ему не дали работать так, как он хотел. Ему приказывали — не лезь туда, не лезь сюда, а это неправильно.

У нас за три года не расписаны функциональные обязанности членов тренерского штаба, из-за чего всё это и происходило. Мы упустили время и продолжаем его упускать, не утвердив тренерский штаб. Всё это началось с эпохи бойкотов и начала развала российского биатлона. Зачем было разрушать систему, которая давала результат годами. Теперь нам приходится собирать всё воедино, но и здесь мы идём по пути проб и ошибок. Всему венец результат, а результат у нас был с 1995 по 2010 годы, когда работала наша команда и ещё полтора года по инерции. У нас работало 9 человек в федерации, а какие были результаты! И если бы не участие Валеры Медведцева у Ольги была бы ещё не одна золотая медаль. Хорошо, что он работал с ней одной, а не со всей командой.

Валера, если я ещё начну приводить примеры из твоей спортивной биографии, не думаю, что тебе будет приятно читать это. Так почему ты так высказываешься о коллегах? Развал нашей команды как раз и случился из-за постоянных склок и жалоб друг на друга. Вспомни, как в своё время схарчили Аликина. Как на него бегали жаловаться Кущенко Чудов и Круглов, а затем предал друг и напарник Гербулов. Из-за таких людей Прохоров и сказал, что у нас в биатлоне никогда не было семьи, хотя это неправда. В наши годы была семья, и мы отлично справлялись и в девятером.

Вот теперь вместо бесконечного нытья будь мужиком и докажи на месте, у себя в Красноярске, что ты толковый тренер. У вас отличная база в «Академии биатлона», здоровое поколение красноярских ребят. Работай! И обращусь ко всем тренерам. Давайте, возьмёмся за руки, прекратим друг друга обвинять и попытаемся дать лучшее сборной команде. Может быть, президент СБР, наконец, соберёт правление и мы вместе разберёмся куда мы идём, с чем мы подходим к олимпийскому сезону, какая у нас ситуация с финансами.

А. Тихонов, alexander-tikhonov.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ