Известный специалист Владимир Королькевич — о том, как в последний момент сорвался его контракт с Союзом биатлонистов России, и о работе в роли старшего тренера женской сборной.

— Владимир Борисович, в какой момент вы узнали о том, что старшим тренером будет назначен Сергей Коновалов, а не вы?

— Давайте начнем с начала. В конце апреля я был в Москве, присутствовал на заседании СБР. У нас состоялся адекватный разговор. Меня попросили представить свою концепцию и план подготовки команды. За три дня в Москве мы обсудили все эти вопросы с научной бригадой. Я остался удовлетворен, как идет работа, и уехал домой с мыслями, что все в порядке. Уже в Словении я написал заявление об уходе со своей прежней работы. При том, кстати, что мой контракт там действовал до 2020 года. А теперь, получается, я остался с носом. Честно говоря, эта ситуация мне вообще непонятна.

— Правда, что основной проблемой при заключении контракта с вами для российской стороны была финансовая?

— Эта информация появилась на одном из российских сайтов. Мне там припомнили и допинг, и 2014 год, и еще много чего. Но могу честно сказать, что мои требования по зарплате были абсолютно адекватны.

— Вам кто-то из представителей СБР в итоге официально ответил отказом и закрыл тему с дальнейшей работой?

— Нет, я до сих пор не получил никаких официальных заявлений. Почему у людей нет элементарной культуры, чтобы хотя бы позвонить и сказать, что принято такое-то решение, я не знаю.

— Вы не допускаете, что, если проблема только в оформлении вас как иностранного специалиста, вам еще предложат работать при Коновалове в роли консультанта?

— По крайней мере, пока никаких конкретных предложений ко мне не было. Если были бы вопросы, например, по моей концепции подготовки команды, наверное, мне бы их задали.

— Вы не пытались сами позвонить главе СБР Александру Кравцову и по-мужски обсудить с ним вопрос?

— Нет, я не вижу смысла ему звонить. Не хочу никого обсуждать, все-таки он руководитель, и он решил вот так. Что теперь поделаешь?

— Каковы ваши собственные планы теперь? Будете отзывать свое заявление об уходе с работы в Словении?

— Конечно, нет. Обидно, когда у тебя есть какие-то наметки, планы, а потом раз — и все срывается. Да и к тому же сейчас, когда все команды укомплектованы. Не самая корректная ситуация получилась. Но ничего, какое-то имя в биатлоне у меня есть, думаю, без работы не останусь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ