Не то, чтобы горные лыжи занимали большую часть моей жизни, но сам антураж и атмосфера зимнего отдыха в горах всегда вызывали желание повторять этот комплекс мероприятий. С шезлонгом, глинтвейном и многими километрами превосходного вельвета. И когда мне позвонил товарищ и спросил, не хочу ли я поехать в Альпы, я как в ЗАГСЕ ответил – ДА! Даже не насторожил вопрос: "катаю ли я фрирайд?"
 
День первый. Посвящение
Курорт встретил ослепительной белизной снежных вершин и бездонной синевой февральского неба. Праздник немного омрачало собственное самочувствие. И кто только придумал продавать алкоголь в дьюти фри! Надо ж было так напиться! Но горный воздух творит чудеса. Здоровье постепенно возвращалось. «Хорош расслабляться! Поехали, а то всё раскатают» – окликнул меня приятель и вскинул на плечо кривые лыжи.
 
На высоте 2200 царило оживление. У открытой стойки бара уже тусовался пестрый народ.  Работники курорта расставляли шезлонги. Окинув придирчивым взглядом поляну, я уже присматривал уютное местечко для «катания» поближе к бармену, но тут подъехал еще один наш товарищ:
– Все в сборе? Для начала — на обратку. Ты с нами?
Я кивнул. Скорее, интуитивно, чем осознанно. Проехав за товарищами по запутанной системе трасс, мы остановились у старенькой канатки. Даже не знал, что в Европах есть такие. Покачиваясь в кресле доисторического материализма, мы удалялись в сторону от курорта. Я изучал окрестности и … снаряжение. Бипер мне не дали. Сказали: «мы туда не полезем». Лопата у меня есть, но зачем она без машины, пока я не очень понял. Остались лыжи. Я всегда считал свои лыжи достаточно широкими. И универсальными. А себя – уверенным катальщиком. Но рядом с товарищами начал немного нервничать. Я обернулся. Суровые парни с широкими лыжами, едущие на нижнем кресле, только подтвердили мое опасения: «Мужики! А я вообще проеду там, куда мы собираемся?» И черт меня дернул ляпнуть, что я фрирайдер!?  


***
Кира всегда нравилась Костику. Добрая, умная, красивая! Каждый раз, угощая ее дешевым кофе в ресторане городского курорта, он думал о том, как было бы классно иметь такую подругу. На кухне. В фартуке и с борщом. Кира выпивала кофе, благодарила улыбкой и отправлялась на склон отрабатывать технику, не оставив Костику никаких шансов. Однажды Кира исчезла. Пропала, будто бы не было. Костик уже 2 часа катался по раскисшему городскому снегу с мелочью на кофе, высматривая среди спортсменов знакомый силуэт, но девушки след простыл. Прошло два года. Суета и заботы почти стерли из памяти улыбку с ямочками. На лыжах образовался слой пыли. Устав от офисной жизни, в компании друзей, Костик отправился на модный горнолыжный курорт. Отдыхать! И – о, чудо! – среди инструкторов и гидов по фрирайду он разглядел светлый локон и озорную улыбку. Почти забытые чувства разыгралась вновь. Кира махнула рукой!
Вечером, в недорогом ресторане, грея в руках чашку кофе, Кира не скрывала, что рада видеть старого приятеля. Она щебетала: «Перебралась сюда! Стала инструктором. Работаю. А еще катаю с местными гидами. Ну а ты как?» Костик приосанился и, выдержав театральную паузу, рассказал пару историй о крутых приключениях группы райдеров в горах, о которых прочел в интернете. Приняв вальяжную позу, он рассказал, как спрямлял в крутых кулуарах и как мочил по полям. С чувством собственной важности представляя себя в роли того парня, пересказывал историю, как выручал поломанного товарища. «Так это был ТЫ?!» – восхищалась Кира, радуясь успехам приятеля и думала про себя: «Когда успел так прокачаться?!». «Пустяки, не стоит об этом» – небрежно отмахнулся Костик, причмокивая коньяк. Он был доволен произведенным впечатлением: «Она никогда на меня ТАК не смотрела! Еще немного, и место на кухне будет занято!»
«Катнешь с нами завтра? Парни обалдеют!» «Во сколько и где?» – авторитетно спросил Костик, прикидывая, как достать соответствующее снаряжение.
На следующий день Кира представила приятеля своим друзьям: «Это Костик. Тот самый!» Парни крякнули, переглянулись, пожали друг другу руки.


«Мы сейчас на небольшой траверс, затем катнем во-от тот кулуар. Первый пойдёшь?» «Не, я с Кирой. Подстрахую, если что». Райдеры понимающе кивнули и ушли на тропу. Костик медлил. «Я, кажется, мобильник забыл. Не скатаешься со мной до машины?» Перспектива по-настоящему, как в рассказах, дропать на ходах его совершенно не радовала. Кира удивилась: «Ты что! Сегодня такой снег! Пошли уже!» Поняв, что слиться не удастся, Костику пришлось отправиться за суровыми парнями. Новоиспеченный герой на ватных ногах шел вдоль склона не круче, чем эскалатор в метро, и боялся. Глядя, как внизу по трассе рассекают туристы, думал: «Почему я не с ними?!». Чем больше он удалялся от подъемников, тем страшнее становилось. В перчатках хлюпало, по спине струился пот. Стена казалась отвесной. «Провались ты пропадом со своим борщом!» – думал Костик, мысленно обвиняя девушку во всех смертных грехах. Спотыкался и норовил присесть. Странное поведение не ускользнуло от глаз райдеров: «Может, с желудком проблемы?» Наконец парни остановились, выбирая линию спуска. Костик глянул вниз и замер в ужасе.
О Кире он уже не думал. Он вообще потерял способность думать. Поэтому, когда его окликнули, нервно дернулся, потерял равновесие и кубарем покатился вниз.
Все случилось так неожиданно, что сначала никто ничего не понял! Парни застыли в немой сцене, Кира зажмурилась и закрыла лицо руками. Костик катился по склону, плюхаясь из сугроба в сугроб, словно мешок с песком, теряя на ходу широкие прокатные лыжи и прочие атрибуты фрирайдера и остановился, немного не доехав до трассы. Под впечатлением от историй друзья, конечно же, ожидали от легенды интернета чумового проезда, но чтобы так, «с места в карьер» – на это, конечно, никто не рассчитывал. Наконец сообразив, что случилось ЧП, компания бросилась на выручку странному товарищу.
 
В местной больничке в белом халате Кира сжимала в руках бумажный стаканчик с растворимым кофе. На больничной койке с лангеткой на руке и с синяком под глазом сидел поникший Костик: «Все уже знают, наверное?» Кира кивнула.
«Стыдно-то как! А лыжи нашли?» «Нашли. Я сдала их в прокат. И ABS тоже». Кира улыбнулась. На щеках ямочки. «Спасибо!» – тихо сказала девушка, поцеловала Костика в небритую щеку и прикрыла за собой дверь. Больше они не встречались.
 
***

День третий. Испытание
Уже три дня я катаю с парнями по местам, где не ходят ратраки. Вроде, получается, но сильно устаю. Странно, мое хобби казалось мне всегда самым ленивым: вверх тебя везут, вниз тебя несет…Красота! Как же я ошибался! Не могу сказать, чего было больше: подъемов или спусков! И то, и другое пока дается с трудом. Хотя парни и утверждали, что мы катаем лайтовые маршруты, релакса я пока не испытываю. Я долго искал причину и, наконец, понял! Во всем виновата секретарша: «Виктор Константинович! Вы такой спортивный!» Больше я ей не верю, глумливая тварь!
 
Зато было время подумать. Я вообще много думал в этой поездке. Поначалу мысли были о бармене и шезлонгах. Их я отмел, как неконструктивные. Затем появились мысли о горах. А точнее, о моих фотографиях из этой поездки. На этих фото не было людей, и каждая из них говорила о приключении. Тут моя перекошенная физиономия выглядывает из сугроба. Здесь я боюсь на траверсе. Здесь пьем вино у потерянного в сугробах летнего кафе. Ни Богнера, ни стразов. Лишь ни души, ни звука. Много лет я ездил в горы, но никогда не видел их такими! В какой-то момент поймал себя на мысли, что чувствую себя увереннее, лыжи едут ровно и предсказуемо, но не это главное! Я чувствовал, что могу больше. Может, не сейчас, но в следующем сезоне – однозначно! Обязательно поменяю лыжи на кривые и совершу какой-нибудь подвиг!
 

***
Прошлый сезон Саня откатал на Ура! Повезло не только со снегом, но и с компанией! Старшие товарищи хорошо знали альпийские вершины, свободно ориентировались на внетрасовых маршрутах. С набором фотографий и видео с экшн камеры он вновь мечтал о заснеженных Альпах и о том, чтобы снова катнуть «как тогда». В период межсезонья народ прикидывал планы на будущее. «Может, повторим?» – обратился Саня к друзьям. Но на этот раз у них оказались другие планы. И тогда Саня дал объявление в интернет. «Так мол и так. Катаю вне трасс. Регион знаю!»
Через какое время сформировалась интересная команда: «На следующей неделе встречаемся в Альпах!»
Саня готовился к поездке основательно. Скачал внетрассовые маршруты, вспоминал проезды по фотографиям. Отвечая на расспросы, еще раз прокручивал возможные «внештатные» ситуации, с которыми столкнулся год назад. Наконец, настал день, когда вся группа собралась у подъемника. Того самого. Слева трасса, справа – лес. Все знакомо. Саня успокоился.
 
Настораживало другое – количество снега в этом сезоне. Не то, чтобы его не было, но неравномерные осадки, высокие температуры днем и глубокий минус ночью существенно повлиял на снежное покрытие. Снег жесткий, а местами все стаяло до травы. На трассах пылят пушки.
Пересчитав участников, Саня повел их на «разминочный» маршрут «поля, поля, затем небольшая стеночка вдоль камушков и выкат под яйца». Тут же выяснилось, что компания катается очень по-разному. Вроде бы едут, но не быстро. Саня призадумался: «Мда… Катнуть, как в прошлом году, не получится!» Подождав участников, он все же решился провести их по лайтовому маршруту: «Как раз сюда мы катали для разминки».
 
Хорошо бы на часы посмотреть, да прикинуть экспозицию склона, как это делали старшие товарищи. Но группа уже собралась. Всем не терпится. Немного постояв у ахтунга, Саня, как и положено открывающему, в пару дуг прошел тенистую стенку, оставляя в мягком снегу уверенный след. Компания кривовато-косовато проследовала за ним.
 
Взору открылись те самые поля. Но чем ниже спускались райдеры, тем плотнее становился снег, местами появлялись ледяные проплешины. Внезапно поле окончилось крутым перегибом и скалистым гребнем. Саня и команда остановились. Саня недоумевал: «Куда делся мягкий спуск вдоль каменистой гряды? Может, заходом ошибся? Да нет, вроде все верно! Вот и опоры видны». И тут до Сани дошло, что в малоснежный год этот скальный гребень и есть те самые «камушки»! Но даже не это беспокоило Александра Сусанина! Стенка была обрушена недавним сходом лавины. Сошло все, до подложки, и теперь лежало глыбами льда в узком, как бутылочное горлышко, кулуаре, плавно переходящем в лужайку с пожухшей травой. Далеко под канаткой катались туристы.


Саня сглотнул. От канатки компанию отделяла многометровая, на грани свободного прохода, стена. Плотная, как железобетон, и скользкая – как каток Медео. Спуск по ледяному кулуару требовал высокого владения техникой. Саня посмотрел на команду. Ребята, похоже, не понимали серьезности ситуации и с детской непосредственностью щелкались на мобильник. И вот тут Саня испугался. Не за себя, за товарищей. Лайтовый спуск превращался, по ходу, в самый, что ни на есть, настоящий, а группа явно не была к этому готова. «Лыжи не снимать! Никому не падать! И телефоны уберите!» – давал падаванам ценные указания Саша. Выбрав условно безопасную линию для траверса, Саня начал спускать участников, буквально пошагово разъясняя каждое действие, учил «в боевых условиях» разворачиваться переступанием. Подстраховывал каждого в особо опасных местах. Они долго скреблись и много боялись. Затем ковыляли по пожухшей траве и, наконец, подошли к станции подъёмника, едва успев прыгнуть на канатку перед закрытием.
 
На остановке скибаса Саня выдохнул: «Фух, пронесло!» Однако, приключение друзьям понравилось: «А завтра куда пойдем?» Саня не спешил назначать время и место для новых покатушек. Только сейчас он понял, насколько устал! Он никогда не чувствовал себя настолько опустошённым. «Не, парни, вы как хотите, я завтра по трассам». Попрощался и уехал. Ему было что выпить и над чем подумать. Через пару дней он заплатил денег и вписался в группу для коммерчекого катания вне трасс.

***
День пятый. Домой
Паровоз ОВВ на скорости 180 км/ч уже час вез меня в сторону Мюнха. Глядя на безмятежный тирольский пейзаж, я потягивал пиво, наслаждаясь отсутствием автомобиля. Поездка закончилась, но состояние отпуска не покидало. О делах не думалось. Горы остались позади, вместе с моими воспоминаниями. И товарищами, которые задержались еще на неделю. Я залез в социальную Сеть – там все, как обычно. Секретарша лайкнула мои фотки в сугробах: «Виктор Константинович, Вы такой стильный!» Пусть глумится. За эту неделю я постиг Дао и теперь был добрый, спокойный и, наверное, счастливый. Перелистывая фото с мобильника, в приятной лени думал о том, что такой поездки у меня никогда не было, но я точно знаю, что такими они теперь будут всегда!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ